"Звериная" серия монет Филиппа Араба: а был ли лось?

Игры, которые завершали собой римский столетний цикл, носили название Ludi Saeculares, Столетние Игры. Возникшие как религиозный праздник, сопровождавшийся ночными жертвоприношениями силам подземного мира, символизировавшие собой конец старого века, вместе с накопившимися в нем проблемами и неудачами, игры были преобразованы Августом, который несколько изменил их характер. В своей религиозной политике Август всегда неизменно выдвигал на первый план наступление нового, золотого века, и поэтому стал рассматривать вековые игры, как очищение перед наступлением новой, счастливой жизни. В дальнейшем, императоры проводили такие Игры в первую очередь именно для того, чтобы показать своим подданным, что наступил новый Золотой Век. При этом они достаточно произвольно относились к формальной причине Столетних Игр, поэтому устраивали их в достаточно произвольные сроки. Это не коснулось самой круглой даты, когда Римская Империя отметила своё Тысячелетие в 247 году. Трон тогда принадлежал Филиппу Арабу, в его консульство и консульство его сына и произошло пышное празднование этого события. К сожалению, биография Филиппа не сохранилась среди рукописей «SCRIPTORES HISTORIAE AVGVSTAE», и поэтому мы лишены описания этого праздника. Но своеобразным памятником этого события осталась специальная серия монет «SAECVLARES AVGG», выпущенная Филиппом Арабом. На одной из этих монет изображен Храм богини Ромы, олицетворения Города Рима. Легенда провозглашает наступление Нового Века. На другой монете изображен киппус, памятный столб, воздвигнутый Филиппом 21 апреля 248 года в Regio IX Города в ознаменование наступления Тысячелетия Рима. На остальных монетах изображены различные животные, история появления которых на монетах чрезвычайно любопытна. Вот что мы читаем в биографии Гордиана III:

«XXXIII. (1) Fuerunt sub Gordiano Romae elefanti triginta et duo, quorum ipse duodecim miserat, Alexander decem, alces decem, tigres decem, leones mansueti sexaginta, leopardi mansueti triginta, belbi, id es yaenae, decem, gladiatorum fiscalium paria mille, hippopotami sex, rinoceros unus, arcoleontes decem, camelopardali decem, onagri viginti, equi feri quadraginta et cetera huius modi animalia innumera et diversa, quae omnia Philippus ludis saecularibus vel dedit vel occidit; (2) has autem omnes feras mansuetas et praeterea efferatas parabat ad triumphum Persicum. (3) Quod votum publicum nihil valuit. Nam omnia haec Philippus exhibuit saecularibus ludis et muneribus atque circensibus, cum millesimum annum a condita urbe in consulatu suo et filii sui celebravit».

 

«XXXIII. (1) При Гордиане в Риме было тридцать два слона, из которых двенадцать прислал он сам, а десять – Александр; десять лосей, десять тигров, шестьдесят прирученных львов, тридцать прирученных леопардов, десять бельб – то есть гиен, тысяча пар казенных гладиаторов, шесть гиппопотамов, один носорог, десять косматых львов, десять жирафов, двадцать диких ослов, сорок диких лошадей и бесчисленное количество всевозможных других животных. Всех этих животных Филипп либо роздал, либо позволил убить во время секулярных игр. (2) Предназначались все эти прирученные и дикие животные для персидского триумфа. (3) Но это общее желание осталось неисполненным, так как Филипп предоставил всех этих животных для секулярных игр, зрелищ и цирковых игр, когда он – в свое консульство и консульство своего сына – справлял тысячную годовщину основания Рима.»

 

Из всех упомянутых и неупомянутых конкретно Юлием Капитолином животных на монетах удостоились чести быть изображенными следующие: косматый лев, волчица, олень, лань, антилопа, слон, гиппопотам, козел и, возможно, лось. Относительно последнего животного хотелось бы уточнить – дело в том, что ни в одном из каталогов это животное, изображенное на антониниане Филиппа II, лосем не называется, только козлом. Попробуем разобраться. Божественный Юлий в «Записках о Галльской войне» пишет следующее:

«VI. 27. Sunt item, quae appellantur alces. Harum est consimilis capris figura et varietas pellium, sed magnitudine paulo antecedunt mutilaeque sunt cornibus et crura sine nodis articulisque habent neque quietis causa procumbunt neque, si quo adflictae casu conciderunt, erigere sese aut sublevare possunt».

«VI. 27. Водятся и так называемые лоси. Строением тела и пестротой они похожи на козлов, но несколько больше их, рога у них тупые, а ноги без связок и сочленений. Поэтому они не ложатся, когда хотят спать, и раз они почему-либо упали, то уже не могут ни стать на ноги, ни даже приподняться».

Отсюда можно сделать вывод, что римляне считали лосей своеобразной разновидностью козлов, и, соответственно, изображали их в одном ключе. Поэтому я считаю, что на приводимых монетах 1 и 2 изображены разные животные. В первом случае просто козел, во втором – именно лось, изображение которого сильно отличается от просто козла.

Филипп II Араб, AD 247-249.

 

01. Антониниан, Рим, AD 248, AR 4,20гр. IMP PHILIPPVS AVG, драпированный бюст императора в солярном венке, повёрнутый вправо. Rev. SAECVLARES AVGG, козёл, идущий влево, под обрезом «III». RIC 224 (IV, III, 97); RSC 72 (IV, 21). Good Very Fine / Good Very Fine.

 

02. Антониниан, Рим, AD 248, AR 4,81гр. IMP PHILIPPVS AVG. драпированный бюст императора в солярном венке, повёрнутый вправо. Rev. SAECVLARES AVGG, лось, идущий влево, под обрезом «III». RIC 224 (IV, III, 97); RSC 72 (IV, 21). Good Very Fine / Good Very Fine.

Использованная литература:

  1. Цезарь Гай Юлий и его продолжатели «Записки о Галльской войне»; М,1948; (ЛП)
  2. Властелины Рима; М,1992;
  3. Античная география, М, 1953.

В настоящее время ведется работа над разделом Статьи и материалы