Об одном технологическом аспекте боспорской чеканки первых веков нашей эры

О. Жигулин

Достаточно часто некоторые предположения, будучи однажды высказанными и напечатанными, приобретают со временем характер аксиомы. Эти аксиомы кажутся настолько общепризнанными, что мало кто допускает саму мысль в них усомниться. Так, практически в любом издании, затрагивающем технологию чеканки античных монет, говорится о том, что при чеканке монетную заготовку разогревали и чеканили в горячем виде.

Как практик, я был противником этой точки зрения, поскольку считал, что нагрев монетной заготовки при чеканке совершенно лишняя операция, которая не даёт практически никаких преимуществ, зато доставляет массу дополнительных неудобств. Серебро, медь, бронза и золото достаточно пластичны в холодном виде. В современных малых ювелирных мастерских никому и в голову не придёт подобно кузнецу ковать раскалённую деталь, рискуя обжечься или спалить помещение. Всё штампуется, тянется, катается и выбивается только в холодном виде. Тут необходимо одно пояснение. Не нужно путать «обработку горячей детали» и «отжиг детали перед дальнейшей обработкой». «Отжиг» – нагрев металла докрасна для снятия внутренних напряжений ( «наклёпа», «нагартовки»), накопленных металлом при предыдущих  деформациях.

У ювелиров есть неписанное правило – если изменил любым способом размер детали в два раза – необходим «отжиг», изменил ещё в два раза – опять «отжиг», и т.д. К примеру: пока раскатаешь слиток металла в пластину,  три-четыре раза его приходится отжигать. Но сама деформация ведётся в холодном виде. На форуме «Античная нумизматика» этот вопрос вызвал горячие споры. Немного позже экспериментальным путём было доказано, что горячую заготовку чеканить значительно легче, быстрее и экономичнее. Резко уменьшается процент брака, реже получаются «непрочеканы» и растрескивания.

Рис. 1

На рисунке 1 можно увидеть результат одного такого эксперимента. Обе заготовки при чеканке подверглись совершенно одинаковому удару шестикилограммовой кувалдой, сделанному с небольшой силой. Материал – жёсткая латунь, по крепости напоминающая понтийские монеты II–I веков до н.э. Левая заготовка отчеканена в холодном виде, а правая заготовка при чеканке была разогрета докрасна. Как видим, левая заготовка не прочеканена, в отличие от правой.

Вернёмся немного назад. При изготовлении памятного жетона в честь десятилетия сайта «Античная нумизматика» мною решено было полностью воспроизвести античную технологию чеканки монет. Сам жетон должен был напоминать античную монету. Первая партия состояла из 18 изделий, отчеканенных на новых монетных кружках из латуни. Для изготовления следующих экземпляров были взяты античные боспорские монеты – два совершенно нечитаемых медных статера и сестерций. При первой же моей  попытке нагреть античную монету перед чеканкой на поверхности монеты начали выступать шарики свинца (Рис. 2). То же, при двадцатикратном увеличении  (Рис. 3).

Рис. 2

Рис. 3

Речь вовсе не шла о сильном нагреве докрасна, я успел лишь легонько нагреть монету. Некоторые из нас баловались таким образом в детстве – нагревали спичками боспорские обмылки и любовались выступающими блестящими шариками. Может  бронза с большим содержанием свинца начинает так себя вести только под воздействием времени? Будет ли так себя вести свежеприготовленный бронзовый сплав аналогичного состава?

Для чистоты эксперимента  я сплавил в комок одну из монет, сделал из неё новую монетную заготовку и слегка нагрел. Результат такой же. При нагреве свежеизготовленной металлической заготовки из «боспорской» бронзы, свинец выступает на поверхность с такой же интенсивностью (Рис. 4, увеличено Рис.5, 6), с какой он выступал из древней боспорской монеты (Рис. 2, 3).

 

Рис. 4

Рис. 5

Рис. 6

Должен заметить, что «боспорская» бронза в малом количестве сплавляется в шарик крайне плохо – идёт пузырями, в верхнем слое расплавленного металла застывают корки выгорающего свинца (Рис.7, 8).

Рис. 7

Рис. 8

На выжигании свинца из металла основан древний способ очистки металла – купелирование.

Изначально я пытался  сделать заготовку для монеты таким способом, как делали заготовки для римских денариев – определённое количество металла сплавляли в шарик, а затем шарик расплющивали в кружок по размеру монеты. Ничего не вышло.

Монетная заготовка, изготовленная из такого сплава, получается хрупкой и неровной (Рис. 9).

Рис. 9

Это лишний раз подтверждает то, что заготовки для бронзовых боспорских монет делали исключительно при помощи литья, без дополнительной обработки перед чеканкой. Заготовки отливали в форму и откусывали литник (канал, по которому тёк металл), никакого дополнительного расплющивания заготовки в боспорской медной чеканке не применялось.

Добавление свинца в бронзу изначально было вызвано необходимостью облегчить процесс отливки заготовок (за счёт снижения температуры плавления металла), увеличить ковкость и износостойкость металла. Для придания таких замечательных свойств в составе бронзы достаточно иметь 8–10% олова и 5% свинца. Да вот беда – олово в ту пору было многократно дороже свинца. Во времена Плиния фунт олова стоил 80 денариев, а  фунт свинца  всего 7 денариев (Plin., HN. XXXIV.161). Соблазн был слишком велик, вот и доводили количество свинца в бронзе до 30%.

В книге Т.Н. Смекаловой, Ю.Л. Дюкова «Монетные сплавы государств Причерноморья» на странице 48 есть диаграмма исследования состава сплавов боспорских монет первых веков нашей эры. Видим, что содержание свинца в отдельных экземплярах доходит до 45%! Но если содержание свинца до 5% улучшает качества сплава, то избыток свинца наоборот, только ухудшает их. Свинец не растворяется в меди,  а присутствует в сплаве в качестве включений –  слоёв и глобул, что ухудшает качество фактуры монетного кружка (Рис. 9) и снижает антикоррозионную стойкость готовой монеты.

После получения таких теоретических выводов, я решил произвести чеканку новыми штемпелями по старым монетным кружкам: одна из монет была после нагревания охлаждена, вторая отчеканена в горячем состоянии.

Рис. 10

Рис. 11

Рис. 12

1. На первой заготовке при нагреве выступили свинцовые шарики, которые и после охлаждения заготовки не дали получить качественный жетон, поскольку выступающий из поверхности свинец вмялся в бронзу и после чеканки дал на поверхности серые свинцовые разводы, которые видно на рис. 10, то же при двадцатикратном увеличении можно увидеть на рис. 11, 12. Не думаю, что монеты с такими свинцовыми пятнами ценились на Боспоре.

Рис. 13

Рис. 14

Рис. 15

2. Вторую заготовку я отчеканил в горячем виде. Результат ещё более плачевный. На разогретой  докрасна заготовке шарики стали выступать ещё более интенсивно, капая с монеты на пол. Даже после чеканки свинец продолжал сочиться из горячей готовой монеты, заливая отчеканенное изображение и превращая жетон в стопроцентный брак  (Рис. 13, 14, с увеличением рис. 15, 16, 17).

Рис. 16

Рис. 17

Вывод из всего вышесказанного следует один – чеканка боспорских бронзовых монет первых веков велась только на холодных заготовках.

В качестве примера только холодной чеканки, я взял ещё один боспорский сестерций и перечеканил его без малейшей температурной подготовки – просто положил холодную старую монету между штемпелями и ударил кувалдой. Результат можно увидеть на рисунках 18, 19.

Рис. 18

Рис. 19

Литература:

1. Смекалова Т. Н., Дюков Ю. Л. Монетные сплавы государств Причерноморья.  С-Петербург, 2001.

2. Зограф А. Н. Античные монеты. М-Л. 1951.

3. Брацун Д. А. Как римляне делали свои монеты // Античная нумизматика. № 1, 2007.

В настоящее время ведется работа над разделом Статьи и материалы